Часть I или как это было в начале.

 

Когда мы (Алекс и Оксана) наткнулись на форуме на информацию о трофи - рейде в Карелию, вопрос практически не обсуждался. "Едем!" было решено. 
Поскольку рейд предполагался серьезным, орги грозились и пугали, что все будет "по-взрослому", подготовку мы начали заранее. Чем ближе была заветная дата на календаре, тем больше времени и внимания уделялось поездке. Алекс практически переехал жить в гараж - готовил Манюню (нашу Фронтеру), я бегала по магазинам, аптекам, сверяла списки и развешивала по дому бумажки чего нужно обязательно не забыть взять (конечно же, я забыла - сумку со всеми теплыми вещами). 
Периодически перезванивались и собирались у нас дома с другими участниками рейда, поскольку многие вопросы были непонятны и нуждались в уточнениях. В общем, не так страшен рейд, как его подготовка :) 
 
Уж ближе, ближе день желанный: 
И тут: 
 
Приходит информация о том, что москвичи не успевают! Было предложено перенести наш выезд на более поздний срок, но никого из нас сие событие не радовало. Питеру грозило страшное событие - самет, нахождение в городе в этот период, было не самым приятным времяпровождением. Единогласно порешили: "Едем, как собирались. Москвичей встречаем в Пудоже, когда доберутся". Стартовать решили 15го. 
 
Крейсер, с их педантичностью (занудностью), аккуратностью и осторожностью, решил выйти пораньше, в 5 утра и направить свои стопы в сторону Вытегры. Мы с Квазиками решили встать утром (у нас в России как встали, так и утро) и нагонять Крейсер. Разумеется, все пошло не так. 
Ребята, как и планировали, ушли рано утром. Мы прождали задержавшихся Квазиков 2,5 часа, а потом очень шустро и бодро, распугивая недоприводы своим устрашающим видом, помчались на встречу приключениям. Кои не заставили себя долго ждать. 
У Квазика есть очень интересная особенность: он любит самораскручиваться и ломаться, но, к счастью, предпочитает делать это на трассе, что, собственно, и произошло. Возникли проблемы с возвратом педали сцепления. Гена шустро привел Квазика в рабочее состояние, но тот нуждался в замене деталей, за которыми мы и поехали в Лодейное поле. Уже под Л.П. начали сыпаться смс от Крейсера, который добрался до Вытегры и грустил там без нас. Мы им предложили найти ближайший лес, заехать туда и предаться блаженному бездействию. Кто же знал, что им придется так оттягиваться 8 часов! :) 
Мы же, тем временем, купили Квазику недостающих запчастей и встали за городом на починку и "пикник на обочине": Починенные, сонные и умиротворенные, продолжили путь. Проезжая Подпорожье, вместо того, чтобы повернуть на трассу, Квазик резко нырнул на какую-то небольшую улочку, шустро проскакал крутую горку и, подняв тучу пыли, провозгласил: "все за мной! Я знаю короткую дорогу". А нам что? Мы и не спорили. (Говорили нам: "не водитесь с Квазиками, они вас плохому научат!", а мы не послушались). 
 
 
"Короткая дорога" запетляла, кончился асфальт, грейдер, глушь, лес. Проехали красивое озеро (где, разумеется, мы с Алексом не удержались и оттормозились на поснимать). Дальше больше, чем глуше лес, тем больше ям: Карта упорно заявляла, что мы идем по шоссе на Вытегру, глаза, с тем же упорством, не соглашались. Ну, никак это не походило на шоссе. Вскоре, дорога привела нас на край огромной свалки и опять ушла в лес. Мы веселились во всю: "трофи" началось раньше, чем собирались. 
Конечно, все кончилось благополучно. Мы нашли трассу и, шокировав по дороге местных гайцов, въехали в Вытегру. Промчались через город и на выезде попали в нежные объятия, уже соскучившихся, Тохи и Вовки. Вот мы и в сборе! 
 
Начало рейда можно считать открытым. 
Дальше нас вел трак, составленный Фернандо - Петром (в последствии, переименованном в Шамана). По плану, первая ночевка предполагалась за какой-то небольшой деревушкой на полдороги из Вытегры в Пудож. Мы честно туда приехали. Три устрашающего вида джЫпа промчались по деревне направо, но: "направо" кончилось забором. Потом, налево, но там тоже ничего особо интересного обнаружено не было. Порешили идти в сторону следующей стоянки. 
 
Лес. Болота с гатью (мучительно вызвавшей де жавю "Коровьего хребта"), прыгающие в зубах пломбы, смех "не спешите у меня штурмана тошнит". И мы выпрыгнули на берег Онежского озера: песчаный берег, сосновый бор, озеро до горизонта, волны, ветер, проваливающееся за горизонт солнце. "Увидеть Париж и умереть" /с/. Все померкло перед этой красотой. 
Когда все насладились дивными красотами, потихоньку начали разбивать лагерь и готовить ужин. Запел самовар, призывно пахло мясо, зажатое решеткой, костер, запах леса, шум волн. "Ну, за встречу!". 
 
День получился долгим и спать мы расползлись рано. Устали настолько, что никто не нашел в себе сил прибрать со стола на ночь, а зря. Нас накрыло дождем. Знали бы мы тогда, что "мелкий моросящий" ночью и утром, станет нашим верным спутником на долгие дни. 
Вылезать утром категорически не хотелось, но пришлось. Неугомонные жаворонки - мучители Тоха с Вовкой, сорвались в срань несусветную, развели костер, приготовили завтрак и начали всех будить. (Эти страшные люди, всю оставшуюся дорогу были моим проклятьем по утрам. Остановить их можно было только ручкой от хай-джека, но, к сожалению, они быстро уворачивались и вставать приходилось все равно). Позавтракали под дождем, собрали лагерь. Гена опять полез во внутренности Квазика, приводить его в рабочее-бегающий вид. Прошло несколько часов. Нас навестил "призрак черного УАЗика". Потом примчалась бешенная буханка с не менее бешенной Нивой, из которой вывалилось некое количество пьяных рыбаков. Завязался обмен впечатлениями: мы пытали дорогу на Муромский монастырь, мужики прыгали вокруг машин и с благоговением взирали на Квазика. 
 
Сделав карточку "вот так все начиналось: экипажи у своих машин", мы выпрыгнули на пляж и, разбрызгивая воды Онеги понеслись: недалеко. Рация печальным голосом Гены сообщила, что Квазик кончился. Эхо привычно донесло: "мать, мать, мать" и мы вернулись к ним. Сидеть было скучно и мы с Алексом предложили смотаться в Вытегру в надежде найти запчасти для ремонта Квазика. Ребята не очень отказывались и мы ускакали. К сожалению, в этом чудном городе не было обнаружено ни одного открытого магазина и мы, несолоно хлебавши, вернулись на пляж. Оказалось, что ребята починились и уже у Муромского монастыря. 
Пляжная гонка по песку, между выброшенными бревнами и палками с гвоздями. Устрашающего вида сосны на обрыве. 
 
 
Остановились, завидев рвущийся в небо дым: оказалось - начинается пожар (брошенный рыбаками непогашенным костер). Погасили. Ребята предупредили, что дорога с пляжа уходит в лес, там чача и камни, но проходимо. Ага! Проходимо, но не с нашей длинной попой.
 
Когда Гена звонил мне на мобильный спросить где мы застряли, я стояла, провалившись по бедро в чаче и грустно взирала на севшую на брюхо Манюню. Помощь пришла быстро и Квазик выдернул свою подружку, но:с каким-то подозрительным металлическим хрустом (позднее выясниться, что порвали раму). После ребята умчались на разведку по боковой дорожке, сообщив нам, что дальше дорога "ни о чем, пройдет и недопривод". Мы благополучно отъехали метров 400 и снова сели. На этот раз выбрались сами поджечившись и покопавшись. Дорога дальше действительно была "ни о чем", не считая ямы на краю озера и пнем с другой стороны (там ребята чуть не опрокинули Крейсер). 
Сам Муромский монастырь большого впечатления не произвел, что, впрочем, и не странно. Это обитель отшельников, людей идущих своим духовным путем, а не храмы и соборы для тех, для кого вера - не путь, а самоутверждение. 
 
 
Надо сказать, что к моменту, когда мы с Алексом выбрали место под стоянку на мысе, прикрытом от ветра заливом и устьем реки, мы были насквозь мокрые. Холодный ветер и дождь оптимизма не добавляли. Костер разожгли, только плеснув туда ВД 40. Приехали ребята. Ничего особо интересного они не нашли. Вечер был немого печальным: промокли, замерзли, Марина простудилась. Зато утром веселились во всю. Когда выключили дождь, мы устроили массовую сушку всего. Растянули лебедку Квазика, соорудили сушильное дерево, на котором полоскались носки, штаны, полотенца. Вокруг костра хороводом стояли ботинки. Утро ознаменовалось первой парой зажаренных насмерть носков (потом их будет еще много, к ним добавятся еще и ботинки).
 
Узнали как дела у москвичей и решили идти на Бесов Нос. Фернандо нас пугал ,что там "жопа-жопа", но это прозвучало скорее как приманка, чем как устрашение. 
 
Снова пляжная гонка (о, незабываемые ощущения! Еще и чайки, прыгающие под колеса). Квазики решили, таки, купить запчасти в Пудоже, а потом присоединиться к нам, штурмующим дорогу на Бесов Нос. 
 
Надо отдать должное, дорога была интересная: с чачей, с камнями, но, чтобы "жопа-жопа". Нет, не было такого. На излучине реки мы вчетвером: Тоха, Вовка, Алекс и я устроили ланч, полюбовались красотами, поснимали и поехали дальше. Когда проходили очередную "засаду", сзади появился Квазик, а за ним вынырнула какая-то бешенная буханка на штатной резине. Мы обреченно вздохнули, что придется ее тащить на своем хребте до Бесова. Из буханки посыпались люди в таком количестве, что мы озадачились где они там все помещаются - это были ученые, экспедиция на Бесов Нос по изучению леса, из Петрозаводска. Буханка шустро и без проблем пробежала до самого Бесова, за что заслужила наше искреннее восхищение. Да и мы сами прошли достаточно красиво: миновали броды, влезли на каменный лоб.
 
 
Скажу вам честно и по секрету, в мире много красивых мест, но Бесов Нос! Говорить об этом бесполезно - это нужно просто увидеть. Сложная дорога спасает от изобилия туристов и, как следствие, от засираемости и уничтожения дивной красоты. Мы бросили машины и пошли гулять по берегу. На нашу радость вылезло солнышко и все засияло. Большое количество фотографий может передать только сотую часть этих ощущений. Мы терпеливо искали петроглифы, недоуменно разглядывали их, снимали, любовались. Внимания на все не хватало и даже были небольшие жертвы: Тошка оступился в воду, а я разбила коленку и камеру (втрое самое обидное).
 
 
Ужин у нас был знатный: куча вкусняшек, греческий салат, чай из самовара с печенюшками. А как спалось! Правда, утром опять были садисты-жаворонки (Тоха с Вовкой), но выспаться почти удалось. :) 
Утром выяснили, когда москвичи прибывают в Пудож. Стало ясно, что время еще есть и мы пошли гулять в другую сторону. К сожалению, день был пасмурный (ритуально прошел утренний мелкий моросящий) и ветреный. Осмотрели берег, маяк. Алекс взгромоздился наверх и сделал ряд снимков. Вернулись в лагерь, утолили нагулянный аппетит и, с легкой грустью, покинули Бесов Нос. 
 
Обратная дорога была сложнее. Приходилось больше спускаться, чем взбираться наверх, мешали камни в колее. В одной из засад Квазик решил выпендриться и приехать на заднем приводе, за что и поплатился - лебедились. Надо отдать должное великолепной штурманской работе Тохи (почетный Сайгак, зачОтный штурман экспедиции). По большому счету, свои профессиональные обязанности он выполнял за всех остальных штурманов. Я, например, почти все время прыгала с камерой, предоставив ему проводить Алекса и Манюню. (у него получалось на порядок лучше, чем у меня!). 
В итоге, грязнючие и немного уставшие мы выбрались на трассу и помчались в Пудож, где нас уже ждали москвичи.